art deco

Церковь Чуда Архангела Михаила на подворье Михайло-Архангельского монастыря

ул. Красная Пресня, 46
1914-1918 гг., арх. И.П. Машков


Этот пост должен был быть небольшим дополнением к прекрасному фотоэкскурсу уважаемого paulkuz про Краснопресненский универмаг, но я с удивлением обнаружил, что пост Павла ещё июльский, а я так и не опубликовал свою реплику...

Понятное дело, здание Краснопресненского Мосторга, работа конструктивистов братьев Веснинных - сейчас самая знаменитая постройка на площади Пресненской заставы и одна из самых примечательных на улице Красная Пресня. Известна его история, в интернете есть множество его снимков. К сожалению, ни на каких старых фотографиях, даже если поискать на oldmos.ru, нельзя рассмотреть соседнее здание под номером 46, которое и сейчас бросается в глаза своей нестандартной архитектурой, вызывая недоумение у прохожих. Зажатое между конструктивистским универмагом и доходным домом в стиле рационального модерна, оно напоминает бывшую церковь.

Так оно и есть - это быший храм Чуда Архангела Михаила на подворье Михайло-Архангельского монастыря Уфимской епархии, которому принадлежал и соседний доходный дом. Храм строился в 1914-1918 гг. и был освящён, если верить С.К. Романюку, осенью 1918 г., то есть уже при советской власти. Если монастырский доходный дом чрезвычайно сдержан по своей архитектуре (о модерне напоминает только облицовка "кабанчиком"), то изначальное оформление храма нам пока неизвестно. По проекту и по современному остову, во всяком случае, можно судить, что он был выполнен в неорусском стиле.

Архитектор И.П. Машков построил храм с колокольней в северном новгородско-псковском стиле со скупым орнаментом и, по-видимому, майоликовыми панно над входом и тремя большими арочными окнами, прорезавшими всю центраьную часть здания. Остатки треугольной ниши главного панно до сих пор видны под позднейшими наслоениями штукатурки.
Collapse )
reise-reise

Неоклассические виллы и дачи Симеиза.

Как и обещал в предыдущем посте, продолжаю рассказ про Симеиз.

Симеиз - название греческое (которе можно перевести как признак, знак или примета). Топонимика многих мест Крыма связана с греческим языком, а в XIX веке, как раз во время строительства усадеб, вилл и царских резиденций, весь полуостров исторически и метафизически начинает восприниматься как Русская Эллада. Ведь с присоединением Крыма Российская империя обретает собственную античность! И конечно, это не могло не отразиться в местной архитектуре. Ещё в 1835 г. в Алупке М.С. Воронцова строится Чайный домик, имевший облик греческого храма. В 1844 г. в Севастополе заканчивается строительство православного храма святых Петра и Павла, выполненного в подчеркнуто античном стиле. Православная церковь напоминает афинский храм Тесея - с портиками наподобие базилик и 48 колоннами. С тех пор увлечение классикой становится одной из важнейших особенностей архитектуры дореволюционного Крыма. А время строительства усадеб в Симеизе совпадет с новой волной классицизма в столицах во второй половине 1900-х - начале 1910-х гг.

Неоклассика была одним из увлечений самого известного архитектора Крыма Николая Петровича Краснова (1864 - 1939). Он известен, прежде всего, строительством неоренессансного Ливадийского дворца, который знают во всем мире благодаря Черчиллю-Рузвельту-Сталину. В Симеизе Краснов построил в классическом стиле виллу статского советника Н.С. Свиягина.

На переднем плане - дача Свиягина, выполненная в стилистике неоклассицизма.
Здесь и далее - современные фото smisl_ylibacca

Получился удивительной красоты дворец: с южной стороны территорию виллы окружают отвесные стены скалы Панеа, а несколькими десятками метров ниже - уже море. Характерно для неоклассицизма начала ХХ века, что одновременно с античной темой в оформлении здесь отсутствует традиционная симметрия и торжествует полная свобода композиции. Во двор выходит открытая колоннада с крышей-террассой. А за колоннами прячется большой круглый зал с прямоугольными окнами, который является центром всего здания. От здания дачи в сторону моря, на границе владений, была построена крытая галерея, украшенная ионическими колоннами.

Collapse )
reise-reise

Симеиз.

Раз уж наступила осень, и пришло время постов на тему "вспоминаю лето" или "грущу по лету", самое время вспомнить о тех местах, которые с детства многим о лете напоминают. Где-то попадалась статистика, что около 142 % россиян, не считая жителей приморских областей и Санкт-Петербурга, впервые видят море в Крыму, и уж, конечно, многие из них бывали в каком-нибудь из крупных городов-курортов - Алуште, Евпатории или Ялте. Но Крым летом - это не только несомненные плюсы (девушки, купания, тёплые ночи, арбузы-дыни, инжир), но и существенные минусы (нестерпимая жара, толпы народа, завышенные цены), которые сильно тормозят краеведческий порыв, заставляя всё больше времени посвящать плюсам, а не изучать историю и быт селений-курортов. Поэтому для краеведческих набегов и элегических прогулок лучше всего подходит Крым зимний.
И так уж сложилось, что во всём Крыму мне особенно дороги два места - село Межводное на западном берегу и посёлок Симеиз на южном. Межводное - радость ностальгическая, а Симеиз - эстетическая. И давно уже настало время показать и рассказать, чем же этот посёлок так хорош, хотя я знаю, что кое-кто из френдов знаком с ним непонаслышке.

фото smisl_ylibacca
Симеиз зимой, несомненно, лучше, чем летом, несмотря на нехватку традиционных сезонных радостей.

Описывать географические особенности, наверное, нет смысла. В Симеизе есть море и скалы, и горы нависают над ним, хотя местные путеводители не преминут сказать, что "природа щедро наделила Симеиз уникальными объектами естественного зодчества" (после чего обычно идёт стандартный перечень: скала Дива, гора Кошка, холм Панеа и "скальная группа" Лебединое крыло). Но не только Симеизу, но и всему южному побережью с природными красотами повезло. Другое дело, как их оформить, как уместно применить "искусственное" зодчество.

Путеводители сообщают, что в Симеизе "более 300 оригинальных ступенчатых лестниц". Внушающая цифра, особенно если учесть, что в темное время суток большая часть посёлка почти не освещается.

Беда Крыма в изобилии дешево построенных дорогих шалманов и карточных домиков, которые возводятся специально "под туриста", а зимой разбираются или пустуют, выглядят при этом особенно убого. Поэтому взгляд ищет чего-нибудь капитального, изюмистого, исторического - что-нибудь из XIX- начала ХХ в. Тогда южный берег стал вотчиной богатых землевладельцев, которые начали массовое строительство вилл и дач "как на Ривьере". В Симеизе владельцы большей части земель братья Мальцовы начали продажу курортных участков в 1902 году. К концу 1900-х все участки были распроданы, и буквально за месяцы на них появились виллы, дачи и пансионы, которые бросаются в глаза до сих пор.
Время строительства вилл и дач Симеиза - расцвет неоклассицизма в столицах. Поэтому некоторые из них выполнены в классическом и даже ампирном стиле. Но в то же время архитекторы не забывали о других традиционных для Крыма мотивах - восточном с отсылкой ко временам Крыского ханства и "романтическом", который обращался либо к европейской истории, либо ко всё ещё популярному в те времена стилю модерн.

Три стиля старорежимного Симеиза: классика, представленная безрукой статуей, романтизм в виде замка под терраконтовой крышей и ориентализм, тоска по востоку с зубцами и куполами.

В дальнейших постах я кратко напишу про каждый из трёх стилей с зимними фотографиями бывших вилл. Многие из них теперь - корпуса санаториев. Спасибо Советскому союзу за такую общедоступность, конечно, но жаль, что перепрофилирование фешенебельных дач обернулось в некоторых случаях в итоге полной утратой интерьеров.
art deco

Советские архитекторы и больница в Нью-Йорке.

В посте про возможные прототипы здания МИД я уже упоминал о Нью-Йоркской больнице (New York Hospital - Cornell Medical Center). По мнению Марии Кирнан, его объём мог вдохновить Гельфрейха и Минкуса. Определённое сходство, конечно есть, но 1930-е гг. тему Нью-Йоркской больницы в своих проектах более явно разрабатывали другие архитекторы.
Например, Каро Алабян, бывавший в командировках в США, предложил такой проект комбината "Известий":

К. Алабян. Проект комбината "Известий". 1940

А коллектив авторов, разрабатывавших проект дома НКТП в Москве творчески переработал больницу, но знакомые черты, тем не менее, бросаютсяв глаза:

Конкурсный проект дома НКТП. Авторы: Гунгер, Долишлак, Гурский

Ни первый, ни второй проект впоследствии реализованы не были.
art deco

200 лет 1812 году.

В августе будут две экскурсии в рамках нашей программы "Адрес - Москва" (бывшего) ГОУ ДЮЦ "Пресня", а потом, наверное, это дело оставим.
Первая - завтра. Тема: "200 лет 1812 году"

Б.М. Кустодиев. Московская гостиная

1812-й - это не только война, но и год рождения А.И. Герцена. В то время появилось поколение, которое сформировало русскую общественную мысль: в 1809 г. родился Гоголь, в 1811 г. - Белинский, в 1812 г. - Герцен, в 1813 г. - Огарёв, в 1814 г. - Бакунин. Многие из них жили и часто бывали в переулках Арабата и Пречистенки, в тех местах, которые ещё один местный житель П.А. Кропоткин назвал "сен-жерменским подворьем".
Итак, завтра - об активизме XIX в., а также - пожар 1812 года, Александр I и Николай I, отражение исторического контекста в Храме Христа Спасителя, история создания "Войны и мира", Кондратий Рылеев и другие декабристы, кружок Станкевича, западники и славянофилы, Герцен, Бакунин, Кропоткин. Усадьбы декабристов, дома Герцена, Аксаковых, Кропоткина, примеры послепожарной застройки и храмы, которые помнят вторжение Наполеона. "Дом Муму" тоже будет.
Начало в 19.00 на ст.м. "Кропоткинская" в начале Гоголевского бульвара.
Окончание примерно в 21.30 в районе "Парка Культуры".
Бесплатно, да.
art deco

Транспортные суеверия.

Вчера в коммуните moya_moskva уважаемый _iga опубликовал важную информацию о слушаниях по проекту так называемой Северо-Западной Хорды.
Мало того, что это очередная "магистраль" в пределах города, очередной временный (пробки не заставят себя долго ждать) подарок автомобилистам, это ещё и значительное ухудшение городской среды вокруг:
На территории ЗАО эта хорда напрямую затронет улицы Крылатская, Ярцевская, Ельнинская, Молодогвардейская, Боженко, Кубинка, маршала Неделина, Витебская, Дорогобужская, Вяземская, Сколковское шоссе и прилегающие участки.
Ширина магистрали составит от 7 до 10 полос и пройдёт по живым участкам округа.
Фактически жители получат под окнами эквивалент МКАД и ТТК в одном флаконе.
Жители Щукино, Хорошёво-Мневники, Большой Академический уже высказались против такого "счастья".
Тем не менее, власти торопятся провести слушания по хорде до окончания сезона отпусков и получить "согласие", нагнав на слушания работников управы.
Нормальные жители могут им в этом помешать, придя на слушания и проголосовав против проекта хорды.
Есть даже альтернативное предложение: вместо хорды провести трамвай.
Читать полностью...

Естественно, в комментариях пояились автолюбители со своими пещерными теориями. Особенно одна мадам поражает широтой кругозора (кстати, всегда вылезает в комментах в защиту автопользования). Вот из последних мудрых мыслей:
"светофоры уменьшают пропускную способность магистралей и увеличивают пробки. пешеходам, конечно же, надо строить подземные и надземные переходы, это вопрос безопасности и удобства"
Или:
"какой трамвай? для чего трамвай, а машины как будут ездить, по трамвайным путям?"
Таких автолюбительские бредни - отнюдь не рекость. Вот в случайном посте про пешеходные переходы - те же грабли:
"Половину пробок в Москве делают светофоры"
Или:
"[подземный переход] лучше надземного. Чисто психологически приятно сначала спускаться, а потом подниматься. А зеебры и светофоры - доп.пробки"
Конечно, можно посмеяться над узостью мышления таких аналитиков. Их представления укладываются в видение мира, обусловленное автомобилем, многолетними привычками и как бы комфортом личного транспорта. Типичные "узкие специалисты" отмирающей эпохи техницизма. В подобный набор суеверий входят другие популярные в автосреде "постулаты": "чтобы не было пробок - нужно больше автодорог", "от газонов одна грязь, занимают место для парковки", "забота городских властей - обеспечение автовладельца парковками", "трамваи и троллейбусы устарели, загромождают улицу" (этнографический материал собран при помощи lepestriny).
Можно было бы смеяться над этим легко опровергаемым (в том числе передовой градостроительной практикой) бредом, если бы наши чиновники не принадлежали к этой секте.
А они делают почти всё, чтобы угодить автопользователям.
Самый яркий пример таких реверансов в сторону водителей-частников - деятельность самозванного "эксперта" Шумского, члена Общественно-консультативного совета по проблемам функционирования и развития транспортного комплекса города Москвы. Человек на зарплате у движения «Наши», чьи статьи проверяет Кристина Потупчик, непонятным образом затесался в эксперты. Он не постеснялся архаичные мысли вынести на огромные биллборды, которые летом заполнили город. Рекламируют созданный Шумским проект "Пробок.нет".
Блестящий анализ стратегий "эксперта" Шумского дан на портале "Партизанинг" в статье с говорящим названием "Ухудшайзинг". На всякий случай отрывки копирую сюда.

Четыре способа организовать город неудобный для людей.
Способ первый: построить эстакаду, разрушив несколько жилых домов, спилив десяток деревьев и загнав людей под землю. К сведению, урбанисты еще в середине прошлого века подсчитали, что массовое строительство новых дорог не улучшает, а наоборот ухудшает их пропускную способность.
Способ второй: расширить дороги, по всей видимости, за счет тротуаров, выделенных полос для общественного транспорта, велодорожек и газонов.
Способы третий и четвертый: разрешить машинам выезжать на встречку и разворачиваться через сплошную, а также убрать все светофоры, чтобы ускорить движение. Пешеходов лучше не спрашивать.
Печально, что Шумского многие журналисты действительно считают экспертом (не проверяя инфу, слепо веря рекламе и бодрому названию конторы, видимо), спрашивают об актуальных проблемах развития городского транспорта. В результате тиражируется общественно вредная информация, а водительские фантазии и стереотипы продолжают жить в головах, разливаясь по блогам многочисленными комментариями.

P.S.
Да, про светофор, тоже давно всё известно. Даже эксперименты проводились:
http://lepestriny.livejournal.com/1430944.html
P.P.S.
Тема транпорта нынче актуалная, и если вы ей действительно интересуетесь - хорошие мысли по этому поводу можно встретить в упоминавшихся журналах и комментариях _iga и lepestriny, а также в публикациях
на сайте "Новый свет", который пока (надеюсь, временно) прекратил свою работу, но доступны архивы, и в них есть много полезного.
art deco

Москва. Доходный дом Садомовых.

Нижняя Красносельская ул., 23
1914, арх. В.К. Олтаржевский

На Нижней Красносельской - помимо замечательной ампирной Покровской церкви - внимание всегда приковывает доходный дом под номером 23. Лапидарная архитектура заставила бы задуматься о дате постройки, если бы не редкие "излишества", напоминающие об увлечении романтизмом в 1910-е гг.: рыцарский герб и рустованные колонны, оформляющие вход в единственный подъезд. Вся поверхность фасада, кстати, тоже обработана рустом, имитирующим крупную кладку.

Не будь этих декоративных элементов, можно было бы подумать, что дом строили во второй половине 1920-х гг., когда средством выразительности служили конструктивные особенности здания и сама композиция - важную роль в этом доме играют два симметричных эркера и межэтажные горизонтальные тяги.
Collapse )
art deco

"Дом Ростовых" на Поварской.

Мне кажется, что усадьба Соллогубов (Боде-Колычевых) на Поварской - лучший пример виллы Палладио в черте Москвы. Ведь у этого итальянского гения времён Ренессанса виллы были не просто парадными дворцами местных землевладельцев, но и важными хозяйственными сооружениями, включавшими в себя многочисленные помещения служб и места для складов урожая: на второй этаж главного дома обычно ссыпалось на хранение зерно.

Усадьба на Поварской выходит на улицу тоже многочисленными хозяйственными постройками, которые как бы "обнимают" главный дом с шестиколонным портиком и образуют широкий внутренний двор, курдонёр.
Слева и справа на главном доме - ещё два портика, подчеркивающие симметричную композицию фасада.

Четыре колонны разнесены в стороны и раскрывают трехчастную композицию с арочной нишей. Для пущего сходства с "Палладием" хочется думать, что это бывшее серлианское окно, но старые фотографии показывают, что это изначально была ниша. При этом можно увидеть, что восточная сторона гланого здания неоднократно переделывалась. В XIX в. всё пространство между колоннами было сплошь застеклено и напоминало, скорее, веранду или зимний сад. Наверное, это изменеияе было связано с пристройкой домового храма как раз с той стороны дома.
Collapse )
art deco

Генплан реконструкции Москвы 1935 г. и вопросы транспорта.

Москва до сих пор во многом живёт по лекалам Генерального плана реконструкции 1935 г. Несмотря на то, что он был реализован не полностью, план всё-таки значительно отразился на нашей современности: это основные проспекты, высотные доминанты, оформление набережных и в том числе - транспортные вопросы.

Магистраль
Сталинский генеральный план вводит в городское планирование внеуличное понятие «магистраль». Городской улице противопоставляются транспортные термины «магистраль» и «шоссе», которые всегда встречаются, когда речь заходит о самых крупных улицах столицы: «Ансамбли и магистрали социалистической Москвы», «Реконструкция московских магистралей», «Магистраль Всехсвятское-ЗиС», реконструкции Можайского шоссе, Калужского, шоссе Энтузиастов.

К проблеме общественного транспорта, за исключением метро, журнал «Архитектура СССР», писавший о реконструкции московских улиц и часто касавшийся градостроительства, практически не обращался. Лишь эпизодически этот аспект поднимался в отдельных статьях. Из специальных исследований можно выделить только публикации "Транспорт и планировка городов" (Архитектура СССР. 1938. № 5) и "К вопросу о транспортной проблеме г. Москвы" (Архитектура СССР. 1940. № 2)

Транспорт
В плане развития транспортной инфраструктуры Генплан 1935 г. предлагал западное решение проблемы. И развитие московского транспорта продолжается по тем же постулатам, которые были приняты в 1935 г. Во-первых, это расширение улиц. Во-вторых, по мере роста дорожного движения, перекрестки должны были развязываться на разных уровнях: предполагалось строительство тоннелей и эстакад. Также важным фактором улучшения дорожного движения считалось правильное распределение по городу автостоянок. (Замятин А. Реконструкция московских магистралей // Архитектура СССР. 1938. № 8. С. 13) Более радикальные методы предполагали реорганизацию перекрестков, которые признавались «одной из главных помех для бесперебойного движения автомобилей». (Кобзарь С.Г. Внутригородской транспорт Москвы // Строительство Москвы. 1935. № 11. С. 15)
Collapse )