Nicola (architip) wrote,
Nicola
architip

Москва. Ресторан Казанского вокзала.

Не знаю, в каком режиме сейчас существует ресторан Казанского вокзала, но весной его интерьеры можно было разглядеть сквозь стеклянные двери. И даже кое-что поснимать.
Этот барочный зал с тяжёлой лепниной, картушами и завитками с одной стороны, напоминает о расстреллиевских временах, с другой – предвосхищает сталинский триумфальный стиль начала 1950-х, когда советские архитекторы стали обращаться и к барочным формам: самые яркие примеры – станции метро «Арбатская» Полякова и находящаяся рядом с тремя вокзалами «Комсомольская» Щусева.
Как известно, Щусев руководил и строительством Казанского вокзала. Именно он спроектировал зал ресторана, а расписывать его должны были художники-мирискусники – Зинаида Серебрякова, Александр Бенуа, Евгений Лансере и даже Николай Рерих. Однако случилась революция, вокзал к тому моменту не достроили, и завершали интерьер ресторана уже в 1930-е гг. Оформление поручили всё тому же Е.Е. Лансере. В те годы его дядя, А.Н. Бенуа, жил во Франции, его сестра, З.Е. Серебрякова, тоже, и Лансере оказался одним из немногих мирискуссников, которые продолжали работу в СССР.
Художник получил для своей работы уже готовую архитектурную основу и должен был планировать оформление интерьера в зависимости от тех декоративных элементов, которые уже существовали до того: лепная сложная и обильная орнаментика на стенах и потолке и необычайно резкая раскраска всего зала.

Е.Е. Лансере. Оформление ресторана Казанского вокзала в Москве. Панно "Единение народов"

Сложные скульптурные орнаменты включали в себя разнообразные завитки аканта, вазоны с плодами и мелкую сетку вьющегося растительного и цветочного узора. Основные массы орнамента расположены на потолке, а низ в то же время оставлен почти свободным от декора. Среди всего этого тяжеловесного орнамента для заполнения живописью были оставлены медальоны и прорывы со сложным и разнообразным по очертаниям обрамлением.
Цвет орнаментов белый, а фон был выбран голубовато-серый с лиловым оттенком. Оконные впадины выделены палевым, а панель по низу стен – оливково-зелёная. Такое сочетание цветов советские искусствоведы называли «лубочным», и оно, конечно, сильно стесняло работу живописца. Лансере пришлось вписывать свои картины в уже имевшуюся цветовую гамму и совершенно нестандартные по формам плафоны, что было особенно трудно, учитывая тематику нового оформления: многофигурные и пафосные композиции в лучших традициях соцреализма.



Общая тема, объединяющая композиции – это мысль о том, что железнодорожное сообщение способствует связи между народами всего Союза. Каждая картина показывает в общих чертах характеристику жизни и труда народов Азии («к новой жизни»), Сибири («пушнина»), Поволжья («колхозы и промышленность»), Узбекистана («она снимает паранджу»), Казахстана («животноводство»), Крыма («здравница СССР»), Украины, Мурмана, Северного края («богатства лесные») и, конечно, Москвы, которая переживает строительный бум. Вся тема завершается и увязывается в единое целое плафоном, который так и называется «Единение народов СССР» (см. первую картинку поста).

Е.Е. Лансере. Панно "Края Сибири" и "Узбекистан"


Панно "Крым - здравница СССР"

Лансере критиковали за то, что тот «слишком широко поставил тему». В перечень народностей следовало бы включить только те, которые непосредственно связаны Казанским направлением (в первую очередь – Поволжье и Сибирь). Во-вторых, смущали подписи. «Как, неужели наш советский север богат единственно только лесом?» - вопрошали критики. Хотя в оправдание художнику приводили «неимоверно быстрые» темпы развития «нашей социалистической родины»: «Вчера ещё на севере почти только рубили лес, а сегодня оказывается, там апатиты» - писали в журнале «Строительство Москвы».
Среди других недостатков также отмечали некую тяжеловесность и обращение к наследию итальянской монументальной живописи XVI-XVII вв. Однако, в плафоне «Москва строится» и в самолетах «Единения народов» чувствовалось что-то более близкое эпохе 1930-х гг. с её техницизмом, что было оценено соответствующе: «перед художником уже открыт свободный путь своего самобытного творчества». Лансере на тот момент было 59 лет.

Е.Е. Лансере. Панно "Москва строится"

Помимо героического пафоса и присутствия техники, среди достоинств работы были отмечены цветовое решение и ритмическая игра в композиции. Последняя достигалась при помощи нарисованных тканей, развивающихся знамён, натюрмортов и лозунговых лент – всё это связывает части композиции в единое целое. А среди этого торжества светятся соцреалистичной радостью лица счастливых обитателей страны Советов.

Ссылки:
(онлайн)
Дореволюционные эскизы росписи ресторана Казанского вокзала
Строительство Казанского вокзала в гравюрах Фалилеева и Тамонькина
Н.Я. Тамонькин. Казанский вокзал. Интерьер ресторана. 1950
(оффлайн)
Щекотов Н.М. Декоративная живопись на Казанском вокзале // Строительство Москвы. 1934. № 7
Tags: 1930s, baroque, lanceray, miriskusstva, moscow, railway, sovarch
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments