Nicola (architip) wrote,
Nicola
architip

"Восточные" виллы и дачи Симеиза.

Помимо классицизма вторым позаимствованным крымскими домовладельцами стилем стал ориентализм - искусственный "мусульманский" или "азиатский" стиль, который напоминал о Крымском ханстве и вообще о местной специфике, ведь когда Крым стал русским, 90 % населения составляли мусульмане. Поэтому восточный колорит ещё в начале XIX в. стал необычайно популярен в среде русской аристократии в Крыму. Современники описывали, что по дороге из Ялты в Алупку стояли многочисленные дворцы в "азиатском вкусе", трубы которых были похожи на минареты.
Даже самое известное сооружение Крыма первой половины XIX в. - Алупкинский дворец Воронцова - тоже было построено в восточном стиле, хотя больше ориентировалось на европейские трактовки азиатской (прежде всего - индийской) архитектуры, а не на местные прототипы.

В Симеизе в восточном стиле построена "визитная карточка" посёлка - известная по этикетке белого крымского портвейна вилла "Мечта". Она очень удачно рсположена на возвышенности на изгибе главной улицы, поэтому красивые виды на эту усадьбу в всоточном духе открываются как вблизи нее, так и из самого центра современного Симеиза. Возле виллы сразу после строительства были посажены кипарисы, которые по задумке архитектора предназначались для обрамления главного входа в здание и подчеркивать его силуэт.

Восточные элементы сразу бросаются в глаза: прежде всего, это купол, килевидные окна и фестончатое (с закругленными зубцами) завершение крыши. Стены украшает лепнина с изображением неоднократно повторяющейся арабской надписи: «Нет победителя кроме Аллаха». Вся композиция стягивается к трёхэтажной узкой башенке, с которой открывается великолепный вид на горы и море. Башня непременно вызывает ассоциации с минаретом, поэтому у местных жителей и частых гостей "Мечта" фигурирует как "мечеть".



На фотографиях видно, что частично руинированная сейчас вилла потеряла часть своего ажурного декора. Осыпаются оконные переплёты "бойниц" башни, постепенно исчезает основное украшение "Мечты" - богатое резное деревянное убранство оконных проемов.
Несмотря на свою известность и красоту, "Мечта", как я понимаю, продолжает пребывать в плачевном состоянии, а про ее историю ничего не изестно, если не считать факта, что в советское время здесь располагался корпус № 1 противотуберкулезного санатория «Красный мак». Правда, есть сведения, что этот участок в декабре 1913 г. был куплен у некого И. В. Шеншина некой А. М. Керковой. Есть только косвенные упоминания о строительстве на этом участке дачи. К моменту национализации она была не достроена. Согласно данным о состоянии жилфонда курорта Симеиз на 1923 г. эта дача называлась Мечта, насчитывала 15 комнат и требовала достройки. По другим имеющимся данным, владельцем дачи был директор польского банка Вацлав Вылежинский, который расстался с ней сразу после революции.

Другая дача в восточном стиле построена уже упомянутым в предыдущем посте Николаем Петровичем Красновым. В 1895-1897 гг. Краснов был занят строительством дворца Дюльбер. Заказчиком был великий князь Петр Николаевич - путешественник и художник-любитель, увлечённый культурой народов Ближнего Востока, Египта и Магриба. Он сам сделал несколько эскизов будущего дворца, в силуэте которого доминировали три восточных ребристых купола. Как своего рода вариацию Дюльбера в Симеизе Н.П. Краснов возвёл дачу "Селям". Участок под строительство в 1910 г. купил коннозаводчик Константин Павлович Коробьин и в том же году передал его своей жене Екатерине Леонидовне.

Благодаря восточному колориту дача Е.Л. Коробьиной получила название "Селям". Главный дом включал 30 комнат, часть из них использовалась для жилья владельцев, а остальные круглый год сдавались в наем со столом помесячно и посуточно.

Теперь, к сожалению, пышная парковая растительность затрудняет целостное восприятие всего ансамбля виллы, лишь купола и зубчатые завершения башен возвышаются над зеленью крон. С другой стороны, в архитектурном убранстве дачи Коробьиной изначально не было многодельных восточных орнаментов и пёстрых украшений. Гладкие стены, доминировавшие в облике постройки, прорезают стильно прорисованные окна восточного типа, а зубцы-фестоны, красиво оформляют кровлю.

Синтез европейской и азиатской архитектурных традиций тоже нашёл отражение в Симеизе. Вилла "Миро-Маре" прекрасно сочетает в себе запад и восток. Смотришь на нее издалека, и в глаза бросается восточная легкость, подчеркнутая килевиными арками и ажурной орнаментикой. Подходишь ближе и начинаешь замечать готику, и вот уже кажется, что "Миро-Маре" это уменьшенная копия Палаццо Дукале, Дворца дожей, в Венеции. Проёмы уже не килевидные, а, скорее, стрельчатые, ажурность не восточная, а готическая. Одним словом, самый настоящий романтизм, смесь готики и востока, которую часто можно найти среди средневековых построек юга Испании и Португалии — той части Европы, где несколько веков обитали мавры. И даже позднейшее художественное творчество не было свободно от их наследия.

Когда-то вилла «Миро-Маре», построенная в 1911 году по проекту архитектора Щекотова для М.В. Станкевич, была центром культурной жизни старого Симеиза: собиралась публика, не чуждая творчества, музицировал Рахманинов. Сейчас — это обветшалый корпус № 3 санатория им. Семашко, который сложно рассмотреть среди растительности и других корпусов лечебницы.

Романтические интерпретации исторических стилей в духе "Миро-Маре" часто стречаются в Симеизе, и конечно, были характерны для своего времени. О них - в следующей части нашей серии.
Tags: crimea, krasnov, orientalism, simeiz
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments