November 27th, 2012

art deco

Москва. Ресторан Казанского вокзала.

Не знаю, в каком режиме сейчас существует ресторан Казанского вокзала, но весной его интерьеры можно было разглядеть сквозь стеклянные двери. И даже кое-что поснимать.
Этот барочный зал с тяжёлой лепниной, картушами и завитками с одной стороны, напоминает о расстреллиевских временах, с другой – предвосхищает сталинский триумфальный стиль начала 1950-х, когда советские архитекторы стали обращаться и к барочным формам: самые яркие примеры – станции метро «Арбатская» Полякова и находящаяся рядом с тремя вокзалами «Комсомольская» Щусева.
Как известно, Щусев руководил и строительством Казанского вокзала. Именно он спроектировал зал ресторана, а расписывать его должны были художники-мирискусники – Зинаида Серебрякова, Александр Бенуа, Евгений Лансере и даже Николай Рерих. Однако случилась революция, вокзал к тому моменту не достроили, и завершали интерьер ресторана уже в 1930-е гг. Оформление поручили всё тому же Е.Е. Лансере. В те годы его дядя, А.Н. Бенуа, жил во Франции, его сестра, З.Е. Серебрякова, тоже, и Лансере оказался одним из немногих мирискуссников, которые продолжали работу в СССР.
Художник получил для своей работы уже готовую архитектурную основу и должен был планировать оформление интерьера в зависимости от тех декоративных элементов, которые уже существовали до того: лепная сложная и обильная орнаментика на стенах и потолке и необычайно резкая раскраска всего зала.

Е.Е. Лансере. Оформление ресторана Казанского вокзала в Москве. Панно "Единение народов"

Сложные скульптурные орнаменты включали в себя разнообразные завитки аканта, вазоны с плодами и мелкую сетку вьющегося растительного и цветочного узора. Основные массы орнамента расположены на потолке, а низ в то же время оставлен почти свободным от декора. Среди всего этого тяжеловесного орнамента для заполнения живописью были оставлены медальоны и прорывы со сложным и разнообразным по очертаниям обрамлением.
Цвет орнаментов белый, а фон был выбран голубовато-серый с лиловым оттенком. Оконные впадины выделены палевым, а панель по низу стен – оливково-зелёная. Такое сочетание цветов советские искусствоведы называли «лубочным», и оно, конечно, сильно стесняло работу живописца. Лансере пришлось вписывать свои картины в уже имевшуюся цветовую гамму и совершенно нестандартные по формам плафоны, что было особенно трудно, учитывая тематику нового оформления: многофигурные и пафосные композиции в лучших традициях соцреализма.
Collapse )
art deco

Иллюстрированные неприятности московских улиц.

Уважаемый _iga в комментариях к одному из постов на пальцах растолковывает, что такое связность района и почему превращение жилых улиц в бессветофорные широкие магистрали можно назвать "развитием" так же, как рост раковой опухоли.
Нарушение связности района демонстрируется на примере Звенигородки, "воплощении идей профессионалов-проектировщиков", где видно, как улучшают жизнь Москвы в последние годы "специалисты", которые традиционно не принимают в расчёт пешеходов и общественный транспорт. Ну или принимают, но отодвигают на второй или третий план.

Итак..
Допустим, Вы живёте в том самом доме на фотографии, и хотите поехать на троллейбусе №19 в Крылатское или в Мнёвниковскую пойму. До вмешательства "профессионалов-проектировщиков" Вам надо было пройти такой путь до остановки троллейбуса:


А после того, как тут поработали "профессионалы" - такой:



Учтите ешё, что в этом длинном подземном переходе не всегда почему-то работает освещение, и обычно он весьма пустыннй, а значит - "страшный".
Collapse )