reise-reise

Выборг. Гуманный модернизм

P8172368

P8172409
Зачем идти в библиотеку Алвара Аалто в Выборге?
Есть несколько очевидных причин. Их, как водится, пять.
Причина первая: перед нами пример "тёплой ламповой" архитектуры. Функционализм обычно воспринимается прагматичным, отстранённым, неуютным, холодным.  "Серые и странные дома," - типичный отзыв на архитектуру советского конструктивизма да и на весь модернизм. Но библиотека Аалто - великий памятник не только модернизма, но и гуманизма. Здание в центре города, среди зелени главного городского парка - эспланады. Там ещё скульптура лося рядом.
Читать далее>>
art deco

Новый Арбат после благоустройства.

9d93733bf79c47f1b24a70fee83c4c60
"Вдоль проезжей части планировалось высадить ровный ряд деревьев, но не случилось: помешали вездесущие коммуникации. Кроме того, ряд ресторанов и кинотеатр «Октябрь» попросили оставить им возможности для парковки"
daily.afisha.ru
art deco

Что не так с благоустройством Москвы.

Григорий Ревзин и правда гений, раз его статью на сайте Центра Карнеги за три дня прочитали, по-моему, все.
Там изложены очень правильные вещи, и как водится, понятным русским языком:
Чтобы мегаполис поехал, нужно, чтобы он пошел. Это никакая не злокозненность, не идеология, не гипотеза, это физические свойства организации движения в большом городе. Вода всегда течет вниз, а вверх не течет. Так и здесь: если в мегаполисе нет пешеходного движения, то он стоит в пробках.
Этими постулатами автор оправдывает нынешнюю реконструкцию центра Москвы. Только Ревзин рисует какую-то идеальную картину, а вовсе не то, что происходит в столице.

А в столице происходит вот что. Нынешние московские власти берут современную «пешеходную» модель развития города (о которой пишет Ревзин), меняют её под свои нужды и интересы, а на выходе получается некий половинчатый вариант, который полностью не устраивает ни пешеходов, ни автомобилистов.
Да, появляются симпатичные вещи вроде теперешних Покровки-Маросейки, Мясницкой и Неглинной. Ходить там стало действительно удобнее, даже зимой.

Но в то же время после всех реконструкций ухудшается ситуация с общественным транспортом. На Покровке полностью сняли троллейбусные провода, там теперь ходит автобус со странным номером Т25 (в память об исчезнувшем троллейбусном маршруте). На Мясницкой провода остались, но теперь там тоже ездит автобус, с номером Т9. Главная претензия к нынешней масштабной реконструкции - это как раз выдворение троллейбуса из центра города. Об этом Ревзин не упоминает совсем.

У вас должна быть в партере парковая атмосфера, потому что парк по сценарию поведения – это гостиная на открытом воздухе, - говорится в статье.
Но какая парковая атмосфера на переделанной площади у метро «Новокузнецкая» или «Третьяковская»? Где там новые деревья? На Неглинной, где раньше разворачивался троллейбус, недавно сделали небольшой сквер с деревьями в кадках. И там как-то не очень приятно пить кофе, сидя между автопотоками.
Ситуацию с озеленением можно проиллюстрировать казусом Тверской: там пару лет назад поставили многофункциональные дорогие конструкции урна-лавка-кадка. Назвали всё озеленением и потратили на это 500 миллионов рублей (полмиллиарда). Теперь, конечно, всё уже списано - Тверская будет совсем другой, подождите окончания благоустройства.

Наверное, москвичи могли бы спокойнее отнестись к масштабной стройке на благо города. Но трудно с ней смириться, когда ясно видно, что совсем недавно те же улицы уже ремонтировались. Вот как отвечает на это Ревзин:
Вообще-то повторная реконструкция случается редко – по моим сведениям, это не более 7% территорий, – но ничего удивительного тут нет.
У Форбса, по сведениям сайта Госзакупок, другие цифры:
Больше чем на 40% московских улиц, попавших в программу комплексного благоустройства «Моя улица» на 2015-2018 годы, дорожные работы за последние пять лет проводились два и больше раз, а на 20% — три и больше.
Конечно, такая провальная реализация проектов позволяет критикам прямо заявлять «в гробу мы видали ваши тротуары и пешеходные зоны за такие деньги». Неслучайно критиковать материал Ревзина первыми стали автомобилисты.
То есть самое страшное в том, что непопулярные (но важные и полезные) меры по обустройству friendly city при собянинском подходе станут ещё менее популярными. И никакой талант Ревзина им не поможет, тем более и сам он в данном случае уже не эксперт, а выгодоприобретатель.

P.S.
Я думал, 500 миллионов за кадки с липами на два года - это самый апофеоз неразумных московских трат и распилов. Но вот КБ "Стрелка" (включая Ревзина) получает почти в 4 раза больше - 2 миллиарда руб. И после этого уважаемый автор пишет: «Собянин реконструирует улицы, которые не продаются, – так деньги не образуются».
reise-reise

Московский троллейбус. Старые фото и нынешние реалии.

Поиграем в урбанистов. Какими средствами выразить идею, что Москва – город привлекательный? "Привлекательный" значит современный, удобный, необычный, интересный, город с историей. Что показывать? – архитектуру, людей, Парк Горького? 20 лет назад такой же вопрос стоял перед Константином Эрнстом и режиссером Денисом Евстигнеевым. Официально они снимали промо-ролики обновленного Первого канала (ОРТ), а фактически – создавали новый национальный миф, в котором Москве отводилась особая роль. После мрачных перестроечных образов (в духе "Такси-блюз") нужно было показать привлекательную столицу. Какой же символ выбрали для этого Эрнст и Евстигнеев? Московский троллейбус!

Пожилой Олег Ефремов везёт юную студентку по старым московским улицам к Главному зданию МГУ. Тут и узнаваемые топонимы, и связь поколений, и сталинская высотка. Но и выбор транспорта не случаен. Троллейбус – такой же символ Москвы, как Арбат, Кремль или высотки. Троллейбусная сеть в российской столице – мировой рекордсмен по протяженности — 600 км линий, 85 маршрутов. Транспорт прочно закрепился в культуре – не только благодаря знаменитой песне Булата Окуджавы, но и советскому кино.В фильме "Июльский дождь" (М. Хуциев) есть музыкальный этюд, в котором из густого утреннего тумана медленно выплывают троллейбусы, один за другим, бесшумно проезжая по Бульварному кольцу. Все помнят погоню троллейбуса за "Волгой" Деточкина в "Берегись автомобиля" Э. Рязанова.

И не только в кино: стоит открыть советский парадный альбом о Москве – троллейбусы видны на многих снимках. Архетипичная картинка того времени: вишнёвая машина с хромированным росчерком СВАРЗ на фоне светлых новостроек Нового Арбата.

Новый Арбат / Калининский проспект. 1967 год

Иностранцы, приезжая в Москву фотографировали не только Красную площадь и ВДНХ – их привлекал и этот стильный и необычный транспорт.

Посадка на троллейбус № 9. Пушечная ул. 1989 г. Источник

В связи с последними грустными известиями о возможной "оптимизации" троллейбусной сети в Москве хочется взглянуть на троллейбус как на символ Москвы.
Москвичи троллейбус любят и уважают (в отличие от приезжих чиновников). Подтверждение тому - серия постов о троллейбусах Алексея Дедушкина a_dedushkin. У него же есть красочное описание маршрута № 15, который частично совпадал с маршрутом моего детства, № 5. Вспоминаешь его и поражаешься, какими длинными они раньше были: на "пятёрке" можно было доехать от "Динамо" до "Лужников" по Красной Пресне, Бульварному кольцу, Пречистенке и Девичьему полю.
Ниже на старых фото, снятых иностранцами, видно, что многие знакомые маршруты - теперь урезанные или вовсе ликвидированные - были гораздо масштабнее. Былую протяженность сохранили, пожалуй, № 2 и № 33 (хотя всё равно не полностью), но им теперь тоже грозит сокращение.
Collapse )
reise-reise

По Владимиру. Княжеские разборки

В поисках духовных скреп современное российское государство неотступно следует за своими предшественниками, черпая державно-патриотические идеи из имперского или советского багажа. Так, вслед за Петром I и Сталиным нынешние идеологи обращались к образу Александра Невского. В 2000-е он был официально признан "Именем России" и стал героем нового блокбастера "Александр. Невская битва", который в лице князя эксплуатирует уже традиционный образ "православного бога войны". В 2015 году настала очередь другого видного деятеля – Владимира Святого.

Источник - The New York Times

В Российской империи образ крестителя Руси использовался для борьбы с национализмом и католицизмом западных окраин. Теперь же, согласно президенту Путину, Владимир стоит у истоков "многоликой, но монолитной русской нации и централизованного российского государства". Тем самым обосновывается важность приобретения Крыма, где якобы крестился святой Владимир: "...Для России Крым, древняя Корсунь, Херсонес, Севастополь имеют огромное цивилизационное и сакральное значение. Так же, как Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедует ислам или иудаизм".
Только стремлением современных идеологов использовать проверенные исторические мифы и образы можно объяснить такие натянутые параллели. К тому же, в этом году вовремя случилась 1000-летняя годовщина смерти князя. Теперь к ней приурочена масса мероприятий, в том числе строительство памятника в Москве, аналогичного поставленному в Киеве во времена Николая I. Съёмки фильма про Владимира тоже уже начались.
Collapse )
reise-reise

Нью-Йорк. Мэдисон-сквер-гарден

125 лет назад в Нью-Йорке был открыт "Мэдисон-Сквер-Гарден" (MSG). И если сравнивать современный Нью-Йорк с имперским Римом (как это делал, например, Леннон), то MSG - это, конечно, Колизей, место для всевозможных зрелищ: от хоккейных матчей до выставок и светских раутов. Имеет в плане русскую букву Ю (в комплексе с ним еще и небоскрёб Pennsylvania Plaza), а цилиндрический объем и правда отсылает к римским амфитеатрам. Находится на Восьмой авеню между 31-й и 33-й улицами.
Madison Square Garden

В 1890 году, однако, "Мэдисон-Сквер-Гарден" был открыт на Мэдисон авеню в эклектичном здании (популярный в то время стиль боз-ар) с башней-"минаретом" на манер севильской Хиральды. За век с четвертью он еще два раза менял адреса, пока в 1968-м не обосновался на месте крупнейшего вокзала Нью-Йорка, Pennsylvania Station. Грандиозная стройка нынешнего MSG в прямом смысле погребла под собой и вокзал, и ж/д пути, которые теперь находятся под землей. А выйти к ним можно как раз через "Мэдисон-Сквер-Гарден".
Collapse )
reise-reise

Нетуристический Нью-Йорк. Стоит ли селиться в Бруклине.

К этому времени стемнело. Огни реклам светили назойливее и ярче. Теперь Алик и Лора двигались пустынными улицами. Тротуары были завалены мусором. Около магазинов было развешано дешевое тряпье. Возле баров толпились подозрительные личности. В основном чернокожие и латиноамериканцы. Лора почувствовала себя неуютно. Ей больше не хотелось в театр. Ей хотелось быть дома и смотреть телевизор. Ей хотелось пить коктейль и слушать музыку. И тут она расслышала:
- Неужели мы заехали в Гарлем?
- Не может быть!

Сергей Довлатов. Третий поворот налево


Наличие в бэкграунде Довлатова и фильмов 70-80-х заставляет придирчиво относиться к вопросам безопасности, выбирая жильё в Нью-Йорке. Главное, не оказаться в чёрном квартале: там чужаков не любят, вечером не походишь, не убьют – так ограбят. Такие стереотипы среди туристов живы до сих пор. Верный способ оценить безопасность будущего места пребывания – почитать отзывы на букинге или на airbnb. Если пишут, что “the neighborhood is pretty safe”, то, скорее всего, район и вправду будет safe. С помощью панорам Google.Maps можно заблаговременно и детально рассмотреть территорию вплоть до того, что выучить путь от дома до метро в совершенно ещё не знакомом городе.
Итак, меры безопасности приняты, жильё оплачено, и после аэропорта вам нужно только добраться до Бруклина на метро, выйти на станции Rockaway Avenue, две минуты пешочком, нью-йоркское высокое крыльцо и «здравствуй дом, милый дом».
Короче, маршрут понятен. Рядом с аэропортом JFK находится станция линии А, которая проходит и через вашу станцию. Так что всего лишь – сел и вышел через 11 остановок. Когда поезд начинает проезжать некоторые станции, даже не притормаживая, понятно, что что-то пошло не так. При подробном изучении схемы оказывается, что линии А и С почти на всём протяжении – это одна ветка. И на одних станциях останавливаются поезда А, а на других – поезда С. Но есть и общие станции, где останавливаются и те, и те. Рядом с нужной нам Rockaway Avenue (поезд А ее проезжает без остановки) большой пересадочный узел Broadway Junction, где останавливаются не только поезда линий А и С, но и L, J и Z. Там и надо выходить. Ну подумаешь, вместо двух минут до дома – пятнадцать. Жаль только, не посмотрели окрестности Broadway Junction в Google.Maps. Придется изучать на местности, прямо с чемоданами.
Представьте выход из метро в спальном районе, который ведет прямо к оживленной платформе электрички (типа Электрозаводской). По бокам – заборы и какая-то мелкая торговля. Между вестибюлем метро и платформой – парковка частных таксистов с водилами-зазывалами. Это и есть примерный Broadway Junction, только это Нью-Йорк, а не Москва, поэтому масштабы несколько иные. Выход из-под земли ведет не на электричку, а к наземным линиям метро. Они расположены друг над другом и формируют какую-то нечеловеческую стальную стену, под которой еле угадывается автомобильный туннель.
New York. Brooklyn. Broadway Junction
Перечечение линий метро на Broadway Junction. Справа можно рассмотреть, на какой высоте находится одна из станций.

Бомбилы активно сигналят и приглашают прокатиться не на каких-то Дэу-Нексиях или Жигулях, а на величественных и громоздких Кадиллаках и Линкольнах. Заманчиво, конечно, но ведь можно и пешком.
Еще в метро заметно, что в этой части Бруклина белое население чуть менее, чем полностью отсутствует. Кто там боялся черных районов? Самое время вспомнить давние страшилки, особенно если время года – зима, и постепенно начинает темнеть.
Плохая идея перед визитом в Нью-Йорк посмотреть какой-нибудь старинный фильм типа “Таксиста” или “Жажды смерти”. Кино само по себе реальность не формирует, зато генерирует и поддерживает мифы и стереотипы. Вот про фильм “Жажда смерти” журнал Time Out пишет, что «этот триллер о мстителе запечатлел в умах миллионов опасный Манхэттен времен мэра Бима». Там действительно Нью-Йорк просто тонет в криминале, а с наступлением темноты, на улицах заправляют разные вурдалаки, от воров-карманников до убийц-наркоманов.
Воспоминания о таком кино зимним вечером в не лучшем районе незнакомого города уверенности не добавляют. И вроде известно и про "теорию разбитых окон", и про мэра Джулиани, и про видеокамеры на каждом углу, все равно призраки старого страшного Нью-Йорка не отпускают.
Уличные сцены тоже не способствуют оптимизму. На обочине пустынной Truxton Street стоит фургон с тонированными стеклами. За ним паркуется полицейская машина, выходят два копа, каждый держит руку на кобуре. Сквозь лобовое стекло в фургоне видны силуэты людей. Полицейские настойчиво стучатся в тонированные окна. В ответ тишина, и кажется, что сейчас что-то начнется. У посторонних свидетелей с чемоданами за спиной возникают два противоречивых желания: либо остановиться и посмотреть живьем сцену из американской криминальной драмы, либо убежать поскорее.
Безопаснее, конечно, уйти подальше и побыстрее (насколько позволяют чемоданы). Потом по пути встречаются странные прачечные и парикмахерские, где здоровые чернокожие ребята сидят и общаются. Иногда они кучкуются около магазинов, и непонятно, чего ожидать от этих молодежных тусовок. К тому же, как писал Довлатов, «черные изъясняются на отвратительном жаргоне. На расстоянии их очень трудно понять».
В общем, добравшись до дома, имеем впечатление о Бруклине как о месте, где «в темное время суток… силы зла царствуют безраздельно». За окном воют полицейские сирены, внизу громко матерятся соседи (причем, по-русски). А неплохо было бы перекусить. Значит, снова пора на улицу.
Collapse )
reise-reise

Колоссы тихой сапой.

В Москве какой-то очередной приступ гигантизма и дурновкусия: князь Владимир на Воробьевых горах и Парламент в Мневниковской пойме.
Главные авторы столицы уже высказались на этот счёт.

Александр Можаев - о памятнике Владимиру:
Стрелка, на которой был установлен Петр, всё же не производила впечатления состоявшегося, законченного пространства, а смотровая площадка МГУ – ещё как производит. Это ансамбль, придуманный и реализованный единовременно, в годы послевоенного возрождения. Широкие аллеи Унивеситетской площади, берущей начало у подножья самой величественной московской высотки, приводят зрителя к парапету, ограничивающему пространство Смотровой, но ничуть не тормозящему направление этой стремительной трассы – отсюда и в бесконечность, в московское небо, которое нигде в городе не кажется таким просторным. Стадион, стоящий внизу, на противоположном берегу реки, подчеркивает направление вектора. Смотровая испокон веку была предназначена для любования городом, ей не нужны иные смыслы.
http://www.archnadzor.ru/2015/06/04/tochka-otryiva/

Григорий Ревзин - о парламентском центре, который проектируют кулуарно и на особо охраняемой природной территории:
Как и встарь, проект кажется мне крайне неудачным, глубоко устаревшим (только не на 20 лет, как было в 1998-м, а почти на 40) произведением брежневской архитектуры. Причем прием, который вы избрали для вашего здания (ступенчатая пирамида вверх ногами на манер чешской хрустальной люстры 1970-х), уже опробован в здании библиотеки МГУ, и это, на мой взгляд, оскорбительно плохое здание, а ваше будет таким же оскорблением, но крупнее. зачем это делать так объемно? 19 Вестминстеров брежневского отстоя! Ну, если такая дрянь получается — давайте хоть поменьше построим. Пожалейте будущие поколения — им же это сносить
http://kommersant.ru/doc/2735359
reise-reise

Прямухино. Русское палладианство.

Пост посвящается юбилею дорогого Сергея Гаврилыча Корнилова!

Как происходит с любым большим и важным делом, к посту об усадьбе Прямухино Тверской области я шел долго, несколько лет. За это время, в частности, была опубликована книга И.Е. Путятина "Образ храма русского ампира". В сети ее нет, но по истории и усадьбы Бакуниных, и Троицкой церкви в Прямухине - это теперь важный источник.
Специально для тех, кому интересно, оставлю здесь конспект труда И.Е. Путятина, снабдив своими фотографиями. Пусть первый пост про Прямухино в этом жж будет таким.

Priamukhino. Trinity Church
Прямухино. Троицкая церковь. Лето 2014

Усадебная Троицкая церковь Бакуниных в Прямухине при всей своей внешней простоте оказывается одной из самых сложных для интерпретации львовских построек. Она была заложена в 1808 году, уже после смерти архитектора, но исследователи его творчества сходятся во мнении, что проект был выполнен раньше (в 1780 году стоявшая на этом месте деревянная церковь была признана ветхой [1]). В самые первые годы XIX века Александр Михайлович Бакунин окончательно поселился в усадьбе и начал работы по ее реконструкции. Естественно, что за проектом он обратился к своему другу и родственнику Н.А. Львову. При ремонте дома к нему с юга пристроили каменный флигель для церкви, а с севера - такой же для кухни и погребов.
Collapse )